Отметься на Rammslash.ucoz.ru
Приветствую Вас Зашедший | RSS | Главная страница Регистрация Вход
Пятница, 2018-04-20, 1:59 PM
Главная » Файлы » Макси-Фанфики(большие)

Самая большая ошибка
[ ] 2008-02-19, 11:17 PM
Автор: Hide
Название: Самая большая ошибка
Герои: Schneider vs. Riedel
Жанр: слеш, дэт
Рейтинг: R
Предупреждения: Ругательства, секс по принуждению, насилие
От автора: Маниакально-депрессивный психоз, неприкрытая се-ля-ви, медицинская энциклопедия, много-много букаф на мерцающем экране монитора. Писалось преимущественно ночью и ранним утром, так что смотрите, что может родить припухший "совиный" моск. Выдавать строго по рецепту.

Одинокий писк дверного звонка гулким эхом разносится по всей квартире. Шнайдер резко открывает глаза и приподнимает голову с подушки. Звонок повторяется, уже более уверенно и настойчиво. Скривившись, словно от зубной боли, Кристоф отбрасывает в сторону одеяло и лениво встаёт с кровати. Пытаясь не споткнуться и не упасть, Шнайдер наощупь пробирается к входной двери и хриплым спросонья голосом спрашивает:
- К-кхто там?
- Это Оливер. Это... я. Впусти меня, пожалуйста.
Кристоф, смутно ощутив что-то неладное, поворачивает замок и снимает цепочку с двери.
- В чём дело? Что-то случилось? - барабанщик, щурясь, пытается разглядеть басиста сквозь ночную тьму - но лишь его лицо смутно белеет в дверном проходе.
- Просто пусти меня переночевать.
- Ну, конечно, проходи... - Шнайдер нащупывает рукой на стене выключатель, и спустя мгновение в прихожей загорается свет. - Да что произошло, мать твою?!
Свет падает на долговязый силуэт басиста. Кристоф от неожиданности отступает от него на шаг назад: на бледном лице Риделя запеклась кровь, зрачки неестественно расширены и безумно блуждают по глазному яблоку.  
- Я... На меня напали, - кое-как выговаривает Оливер, нервно переплетая пальцы рук и с надеждой поглядывая поверх головы Кристофа - туда, где виднелась распахнутая дверь в спальню.
- Какого. Чёрта. Ты делал. На улице. В три часа ночи, - сквозь зубы процеживает ударник, исподлобья уставившись на басиста.
- Шнайдер, я не так часто прошу твоё грёбаное величество о чём-то, так что будь добр, пожалуйста, уступи мне кусок своего дивана до утра! - инстинктивно сжимая руки в кулаки и обезумевшим взглядом вперившись в Кристофа, выплёвывает Оливер.
Несколько мгновений они напряжённо смотрят друг другу в глаза, затем Шнайдер молча отводит взгляд и скрывается в своей комнате, тихо прикрыв за собой дверь.
Ридель гулким ударом ладони о выключатель погашает свет в коридоре, и твёрдой походкой направляется в комнату для гостей.
***
До рассвета в квартире сохраняется напряжённая, накалённая до предела атмосфера, готовая треснуть по швам в любой момент, взорваться криком, шумной истерикой, звонкой пощёчиной повиснуть в воздухе. Около семи часов утра Ридель как можно тише выходит из спальни, на ходу пытаясь зашнуровать кеды.
- Олли, - настороженный голос барабанщика нарушает хрупкую тишину. - Я - твой друг, забыл?
Оливер, зашнуровав правую кеду, поднимается во весь рост и негромко отвечает, устремив взгляд в пол:
- Я помню, Шнайдер.
- Тогда, может быть, ты забыл, что это благодаря МНЕ ты попал на прослушивание, а потом и в Rammstein?
- Я помню, Шнайдер... - шепчет Ридель.
- Или ты забыл, что ты сегодня ночью ввалился в мою квартиру весь в крови - причём явно не своей - и до сих пор ничего внятно не объяснил? - повысив голос, вопрошает Кристоф.  
- Да, я помню, что ты притащил меня в эту группу, и я - клянусь - буду благодарен тебе всю свою жизнь! Но это не даёт тебе право вести себя со мной, как будто ты - обеспокоенная жена-наседка! Не требуй от меня отчёта! - резко развернушись к Кристофу лицом, он яростно жестикулирует у того перед глазами. - Сегодня ночью я сделал то, что уже не изменить - я совершил самую большую ошибку в своей жизни. Спасибо, что пустил переночевать - я могу даже заплатить тебе, если хочешь! - Ридель извлекает з кармана куртки несколько мятых бумажек по десять евро, затем протягивает их Шнайдеру. - Ну же, возьми! Я валялся на твоей кровати около четырёх часов, мне кажется, что этого достаточно? Не трудись, не нужно сдачи...  
- А ну, замолчи, хренова истеричка! - кулак Шнайдера с размаху врезается в челюсть Риделя, тот от неожиданности оступается и падает на спину. - Я же о тебе забочусь, полоумный! Куда ты собрался - ты же весь забрызган кровью?!
Басист, закрыв глаза, остаётся лежать на полу. Выждав несколько секунд, Шнайдер шумно выдыхает и тихо говорит:
- Поднимайся. Пойдём на кухню.
"Он. Кого-то. Убил. Он. Убил. Убил, убил, убил..." - пульсирует в голове у барабанщика; он, пытаясь успокоиться, массирует руками виски. Словно на автомате достаёт из шкафчика две чашки, забрасывает в них по пакетику чая, заливает горячей водой из чайника. С тумбочки подхватывает нетронутую пачку сигарет, с остервенением срывает с неё целлофановую упаковку.
- Оливер! - подпалив кончик сигареты зажигалкой, зовёт Кристоф.
До ушей Шнайдера доносится шуршание, затем тяжёлые шаги, и в кухню входит Ридель, садится за стол, и, сцепив руки в замок, бесцветным тоном произносит:
- Я убил Мари.
- Мари, Мари... - бормочет Шнайдер, словно пробуя это имя на вкус, затем криво ухмыляется, поглубже затянувшись сигаретой.
- ... я убил её и того парня, что был с ней, - также спокойно заявляет Оливер, приподнимаясь из-за стола и вытягивая из пачки Кристофа сигарету.
Шнайдер последней затяжкой докуривает сигарету до фильтра и, поморщившись, тушит её в пепельнице. Затем ставит перед собой и согруппником по чашке свежезаваренного чая.
- Где тела?.. - изо всех сил стараясь сохранить нейтральный тон, спрашивает Кристоф и вновь закуривает.
- Там... у неё дома. Я пришёл к ней, дверь была закрыта. Я было подумал, что её нет, но консьержка сказала, что видела, как Мари поднималась к себе с камим-то... мужчиной, - с болью в голосе произнёс басист.
- Как ты вошёл?
- У меня был ключ. Мы ведь собирались обручиться, знаешь. Я вошёл и... Ну, они были там вдвоём, - кое-как проговаривает Ридель, затем ложится лицом на деревянную поверхность стола и обхватывает голову руками.
- Понятно. Трахались.
Пульс гулко стучит в висках, глаза слезятся от едкого дыма, наполнившего помещение, пачка сигарет неумолимо пустеет, нетронутый чай остывает на столе.
- Как ты...! Как ты вообще... - Оливер в поисках нужных слов поднимает голову и бросает на Кристофа раздражённый взгляд. - Вобщем... да, так и было. Прости, я могу сорваться, накричать. Извини.
- Да ничего, - саркастически отзывается барабанщик, без перерыва дымя сигаретами. - Главное - пожалуйста, не прирежь меня в приступе ярости.
Несколько минут они молча курят, стараясь не замечать присутствия друг друга. Затем Ридель со вздохом поднимается и выходит из кухни.
- Эй, ты куда собрался? - прикрикивает Шнайдер, срываясь с места и направляясь вслед за Риделем.
- В полицию, - просто отвечает Оливер.
- В полицию? Совсем с ума сошёл?!
- Да. Сошёл с ума. Мари мертва... а вместе с ней мёртв и я.
- Нет, ты однозначно псих! - Шнайдер возводит руки к небу. - Она изменила тебе с каким-то парнем, а ты... ты...  
- Может, она бы могла быть счастлива с ним!.. А я... Я - чёртов убийца... - рухнув на колени посреди прихожей, хрипит басист и, медленно оседая на пол, шепчет: - Я лишил жизни двух людей.
Шнайдер в смутном порыве протягивает руку, чтобы прикоснуться к плечу Риделя, но тот, зарычав, шарахается от неё.
- Не нужна мне твоя идиотская поддержка, Дум! - хрипло заявляет басист, опираясь о стену и неуклюже поднимаясь на ноги. - Я... сам! Я сам со всем справлюсь!..
- Неужели ты действительно думаешь, что я позволю своему другу совершить ещё одну глупость, которая может стоить ему жизни? Ты вляпался в дерьмо по шею, но я не позволю тебе провалиться в него целиком, слышишь? Я НЕ ПОЗВОЛЮ! Я не позволю. Я за тебя в любом случае. Я с тобой, - перейдя на шёпот, решительно говорит Кристоф.
Шнайдер вновь протягивает руку к плечу Оливера и осторожно кладёт на него ладонь. Ридель, плотно сжав губы, невидящим взглядом смотрит на руку Шнайдера, но не сталкивает её.
- Я с тобой, друг.
***
POV: Оливер.

Апатия и равнодушие, отсутствие каких-либо эмоций - ни единой мысли не отражается в глазах, ни один мускул не дрогнет на будто восковом лице. Снотворное, успокоительные, литры уже ставшего ненавистным чая. Сон, крепкий сон... Потом - неспокойное пробуждение на несколько полных безрассудной истерии минут, а затем толстые верёвки вокруг запястий, полная беспомощность, тонкие трубки капельницы по венам, фальшивое успокоение.
Что... ты... делаешь... Шнайдер?.. Что я такое?.. Чья-то ошибка, результат неудачного эксперимента, инвалид, мутант, существо - без разума, без мыслей, без желаний. Хотя нет... Желание есть. Только одно: поскорее умереть. Не видеть этих шприцов, таблеток, твоих горящих праведным огнём голубых глаз, когда я проваливаюсь в липкое забытие, а ты переворачиваешь меня на живот, вспотевшими ладонями гладишь мою спину, влажно дышишь мне в затылок. Я не хочу, чтобы сигаретный дым забивался мне в ноздри и полностью обволакавал меня, пока ты безостановочно куришь. Я не хочу слышать, как ты часами говоришь по телефону, не хочу слышать твоих жалких оправданий перед полицией, перед друзьями, не хочу слышать твой дрожащий шёпот, когда ты уверяешь меня, что всё обойдётся и всё будет хорошо, а потом до крови прокусываешь кожу на моих плечах. Я не хочу слышать возмущённый возглас твоей жены, твою грязную ругань, громкий шёпот, хлопок пощёчины, стук резко закрывающейся двери. Я не хочу слышать, как ты ругаешься себе под нос, хищно шипишь, ложась на меня сверху, тихо и словно испуганно стонешь, а затем часто-часто дышишь, и громко, и безумно хохочешь, будто нарушая какой-то строгий запрет, будто ребёнок, тайно проникнувший в комнату родителей и теперь жадно разворачивающий шуршащую упаковку рождественского подарка. Я не хочу ощущать в себе твой скользкий член, твой холодный пот на моей спине, твои властные и в то же время робкие поцелуи на шее.
Я тебя ненавижу.
***

В этот день, в этот прохладный хмурый день мне неведомо какого месяца, ты совершил самую большую ошибку в своей жизни. Ты пришёл слишком поздно.
До утра прокувыркавшись со шлюхами после очередного удачного концерта в Берлине, ты пришёл домой около полудня - от тебя несло перегаром, потом, дешёвым виски, женскими духами. Действие снотворного прошло, но от огромной дозы, вколотой в меня, я почти не мог соображать. Ты напевал под нос дурацкую песню, шуршал какими-то бумагами на кухне, и снова курил.
Я, сконцентрировавшись, кое-как сумел приподняться с кровати и попытался сесть. Спина, копчик и низ живота свело тупой болью так, что я сложился пополам и с грохотом упал с кровати. Но ты, продолжая чем-то шуршать, не обратил на посторонний шум должного внимания. Я поднялся на четвереньки, так как встать на ноги не было сил, и подобрал с пола длинную верёвку, которой ты связывал мне руки. Запястья вновь заболели, словно ощутив непосредственное приближение верёвки, сковывающей их столько времени. Я, стараясь не производить шума, выбрался в коридор, а затем приоткрыл дверь кухни - ты сидел там спиной ко мне, вперив взгляд в какие-то бумаги официального вида, курил и тихо посмеивался.
Мало времени, слишком мало времени. Всего лишь одно неверное движение, и я вновь окажусь в чёртовом плену у друга-шизофреника.
Я подобрал на полу неизвестно как здесь оказавшуюся книгу с твёрдой обложкой и, собрав последние силы, зарядил этим фолиантом тебе по затылку. Выпустив изо рта сгарету, ты медленно накренился вперёд и отключился. Я как мог связал твои руки за спиной и, захрипев, вытянул тебя со стула на пол так, что ты оказался лежащим на холодном полу на боку. Я скривился, глядя на твою блаженную нокаутированную физиономию, затем, опёршись на стол, поднялся на ноги и с размаху ударил тебя ногой в живот, потом ещё и ещё. Я бил, не соображая, что делаю - по ногам, по животу, по лицу - я просто слышал твоё сиплое дыхание и не мог остановиться.
- Олли...
- Ты - последний ублюдок, Шнайдер! - ещё один пинок в живот.
- Оливер...
- Говори, сукин сын. Может быть, это будут твои последние слова.
- Ты будешь жить пока жив я... Не думаю, что ты захочешь прямо сейчас меня убить... - Кристоф попытался улыбнуться, но разбитые губы не позволяли этого сделать.
- Что ты имеешь в виду? - без интереса спросил я, отступая на шаг от кровоточащего тела барабанщика.
- Я проходил медицинское обследование... У меня рак, я скоро умру. Через месяц или чуть больше... Я заключил договор с полицией, и они не посадят тебя, пока я жив. Но потом ты - покойник.  Говорят, что тебя ждёт огромный срок...
Переваривая только что услышанные слова, я уставился на Шнайдера, который настойчиво пытался расхохотаться несмотря на непослушные разбитые губы.
- Я сделал всё, что мог, Оливер!.. - Шнайдер изо всех сил надрывно хохотал, а его голос дрожал; глаза наполнились слезами, которые сначала испуганно дрожали на кончиках его ресниц, а потом дружно съехали по скулам и затерялись в прядях курчавых волос. - Давай, мы сможем прожить этот месяц так, как хочется... Развяжи меня, друг...
Слово "друг" подействовало на меня словно красная тряпка на быка. Грязный больной извращенец, которого я почти пятнадцать лет считал лучшим другом...
Я подошёл к раковине, в которой красноречиво покоился массивный нож с широким лезвием, и взял его в правую руку. Рукоять плотно и доверчиво вжалась в мою ладонь.
- Ч-что... ты... - испуганно зашептал Шнайдер. - Ты же не...
- У тебя и у меня всё-равно нет выхода. Мы уже обречены, - тихо говорю я, приближаясь к пытающемуся подняться на ноги Кристофу. Он поскальзывается в луже собственной крови, вновь неуклюже падает на пол - теперь уже на спину -, ударяется головой об пол и протяжно мычит от боли.
- Эт-то будет твоей самой большой ошибкой! Я ещё могу п-помочь тебе!.. НЕ-Е-ЕТ! Не убивай меня!.. - истерично вопит Шнайдер.
- Да пошёл ты к чёрту, - с отвращением заявляю я и с облегчением перерезаю себе горло холодным лезвием ножа.
Я иду к тебе, Мари. Простишь ли ты меня?..
Категория: Макси-Фанфики(большие) | Добавил: Альма
Просмотров: 1776 | Загрузок: 0 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 4.8/16 |

Всего комментариев: 2
2008-07-15 Спам
2. Misti
Неожиданная развязка сюжета...Разрушение всех мыслимых и немыслимых стериотипов....Новый образ Оливера...Что еще нужно слэш-наркоману для полного счастья?! Автору (тривиальное) СПАСИБО за доставленное удовольствие!!!

2008-04-18 Спам
1. B1CAC0CBDCCFC5CBDC
Ууухх! Как стремительно развиваются события! на одном дыхании проглатывается... "До рассвета в квартире сохраняется напряжённая, накалённая до предела атмосфера, готовая треснуть по швам в любой момент, взорваться криком, шумной истерикой, звонкой пощёчиной повиснуть в воздухе. " - потрясающее описание, атмосфера передается полностью. Вобщем, не вдаваясь в подробности, напишу - мне очень понравилось.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню

Категории каталога
Миди-Фанфики(средние) [18]
Фанфики
Макси-Фанфики(большие) [12]
Фанфики
Драбблы [21]
Фанфики
Мини-Фанфики [31]
Поэзия [4]
Слеш-поэзия [1]
Другой арт [0]
Просто проза, стихи, графический арт и др. участников.

Форма входа

Поиск

Реклама

Статистика

WEB студия kankord.corp
 
Copyright Alma & kankord.corp © 2006-2018 Проекту Хостинг от uCoz
Все права на эксклюзивные материалы принадлежат Администрации сайта. Ссылка на первоисточник при перепечатке обязательна!